Эпигенетика

Различные аспекты физиологии человека
Ответить
В сети
Аватара пользователя
Д.С.
Премьер-министр

Эпигенетика

#1

Сообщение Д.С. » 06 июн 2016, 15:42

Почему некоторые курильщики живут более ста лет, а люди, ведущие здоровый образ жизни, могут тяжело болеть? На эти вопросы может ответить эпигенетика — наука, исследующая изменение активности генов, не затрагивающих структуру ДНК. T&P публикует обзор книги немецкого нейробиолога Петера Шпорка об одной из самых перспективных научных дисциплин.


Появление эпигенетики
Петер Шпорк пишет о сравнительно молодой науке. Название «эпигенетика» появилось в 1942 году, когда Конрад Уоддингтон, биолог из Англии, заложивший основы системной биологии, предложил этот термин как среднее между «генетикой» и аристотелевским «эпигенезом» — учением о последовательном эмбриональном развитии. Мы знаем о классическом эксперименте Аристотеля с разбиванием куриных яиц — с помощью него философу удалось установить, что сначала в зародыше формируется сердце, а возникновение внутренних частей предшествует развитию наружных. В 40-х, когда ученым была еще непонятна физическая природа генома, предположение Уоддингтона о эпигенетическом ландшафте было революционным.

По аналогии с географическим ландшафтом, на котором есть реки, текущие от истока к устью, можно представить себе развитие организма как течение реки — исток в данном случае станет зачатием, а устье — зрелостью. Однако не стоит забывать о рельефе, по которому пролегает речное русло: этой метафорой можно обозначить внешние условия, которые влияют на развитие организма. Лавина, камнепад или даже землетрясение могут иначе направить течение реки. Приспосабливаясь к новым условиям, организм претерпевает мутации, что составляет основу изменчивости — важнейшую часть биологической эволюции.
«То, что клетки передают по наследству только свой геном, больше не отвечает научной действительности»

Петер Шпорк
Нейрофизиолог
В 60-х и 70-х началось активное изучение генов. Теперь мы все знаем, что многие гены владеют информацией о структуре клетки и способах ее функционирования и активны в течение всей жизни человека. Однако ученые столкнулись с тем, что многие гены работают непостоянно, а режим их включения зависит от внешних факторов. Как раз такими механизмами и занимается эпигенетика — наука, исследующая изменение активности генов, не затрагивающее структуру ДНК. Таким образом, мнение о том, что все функции человеческого организма обусловлены последовательностью цепочки ДНК, опровергается эпигенетикой. Иными словами, эпигенетика может объяснить, как окружающая среда может влиять на включение и выключение наших генов. Первая Нобелевская премия за открытия в области эпигенетики была присуждена только в 2006 году — это были ученые из США.

Второй код
Шпорк сравнивает человеческие гены с компьютерным «железом». Хорошо иметь дорогую видеокарту и мощный процессор. Но что насчет софта? Разве без него можно выполнить самое элементарное действие — набрать текст, посмотреть изображение? Эпигенетики занимаются как раз программным обеспечением нашего организма. В ближайшей перспективе ученые намерены исследовать, как, изменяя свой образ жизни, мы можем научиться управлять нашими генами и продлевать жизнь — свою и наших потомков.

Генетика и ее печально известная прикладная отрасль, евгеника, предполагали, что только генетический материал влияет на состояние развития организма. Рэнди Джертл, биолог из Дюкского университета (Дарем, США), опровергнул это с помощью наглядного эксперимента: он давал генетически идентичным лабораторным мышам во время беременности различный корм. Мыши, родившиеся от матерей, употребляющих в пищу корм с биодобавками, были здоровыми и бурыми, а мыши, лишенные такого корма, рождались желтыми и болезненными. Эти изменения будут в дальнейшем влиять на всю последующую жизнь животных: плохое питание отключило в них некоторые гены, определяющие цвет шерсти и сопротивляемость болезням. Гены эмбрионов на момент кормления были уже сформированными и не подвергались воздействию — следовательно, воздействию подвергалось что-то еще. Как раз этими механизмами воздействия и занимается эпигенетика — «над-генетика», изучающая эпигеномы, расположенные как бы над геномом клеток.
«Благодаря эпигеному клетки обладают памятью»

Ренато Паро
Профессор Швейцарской высшей технической школы Цюриха
Правда в том, что если бы только геном, состоящий из всего лишь четырех различных компонентов, своего рода «монтажная схема», определял бы наше развитие, то мы бы были все примерно одинаковые. «Даже шимпанзе мало чем отличались бы от нас», — пишет Шпорк. Именно благодаря эпигеному, «второму коду», наш организм способен выстраивать клетки разных типов — волоса, печени, мозга, — хотя в них один и тот же геном. Эпигеном, таким образом, — это указания насчет того, как управлять геномом. Именно он отвечает за активацию и дезактивацию определенных генов и программирует скорость старения клеток. Очевидно, что, если бы каждая клетка одновременно считывала все свои гены и синтезировала все возможные белки, организм не смог бы функционировать. То, чему нас учили в школе, что клетки передают по наследству только свой геном, больше не отвечает научной действительности. На самом деле клетки наследуют и эпигеном.
«Эпигенетические переключатели определяют, какие именно гены клетка в принципе может использовать, а какие — нет. Таким образом эпигеном создает грамматику, структурирующую текст жизни».

Петер Шпорк
Нейрофизиолог
Влияние эпигенетики на геронтологию огромно. Теперь ученые знают, что несмотря на существование неизменного генома, судьба человека в большой степени в его собственных руках. «Измените стиль жизни — и вы положите начало цепочке биохимических изменений, которые станут незаметно, но неуклонно помогать и вам, и, возможно, всем вашим потомкам до конца их жизни на Земле», — предлагает Шпорк. И, несмотря на то, что это высказывание походит на то, что обещают все мировые религии, оно имеет под собой строгие биологические основания.
После того как в 2003 году эпохально завершился проект «Геном человека», ученые столкнулись с новыми проблемами. Фармацевты уже надеялись на новые генные препараты, но оказалось, что сбой функции какого-то определенного гена редко приводит к развитию болезни, которую можно диагностировать заранее. Все оказалось куда сложнее, чем выглядело в начале. Ученые узнали, что геном не устойчивый текст. Число генов может увеличиваться, например, в 16 раз, а сами гены — модифицироваться, дробиться и снова состыковываться: такие гены называются транспозонами.

Ученые делали ставки на своеобразном генном тотализаторе — они должны были угадать, сколько генов будет у человека по окончанию исследований. Оценки разнились — количество генов прыгало от 27 до 160 тысяч. После окончания секвенирования генома человека в 2003 году выяснилось, что генетический код амебы в двести раз длиннее человеческого, — последний составляет лишь примерно 22 тысячи генов. Почему же сложность организмов не отражается в их ДНК? Или, может быть, у более сложных организмов ДНК более компактная? Но что тогда делать с дрожжами, у которых ДНК в двести раз короче человеческой?

Изображение

http://special.theoryandpractice.ru/what-is-epigenetics
Жаль, что вас с нами не было. ©
В сети
Аватара пользователя
Д.С.
Премьер-министр

Эпигенетика

#2

Сообщение Д.С. » 06 июн 2016, 15:45

Эпигенетика ответила на вопрос о том, как у человека может быть генов меньше, чем у амебы или сорняка: высшие организмы способны синтезировать из одной «схемы» множество вариантов белков. Иными словами, все дело в генной регуляции — она появляется только у сложных организмов, и чем она сложнее, тем разнообразнее устроена его жизнедеятельность. Таким образом, несмотря на небольшое количество генов, человек, благодаря своему эпигеному, гораздо сложнее других организмов. Этот же тезис эпигенетиков отвечает и на другой популярный вопрос: почему мы мало отличаемся от шимпанзе, если совпадение наших геномов — 98,7%? Несмотря на то, что различия в генетическом материале минимальны, эпигенетические различия — огромны.
«Раз окружающая среда влияет на изменение наших эпигеномов, разрыв между биологическими и социальными процессами практически ликвидируется. И это в корне меняет наш взгляд на жизнь»

Моше Шиф
Ведущий специалист Университета МакДжил, Монреаль
Еще один вопрос, который можно было задать эволюционным биологам еще несколько десятилетий назад, — как человек приспосабливается к внешней среде в долгосрочной перспективе? Ранее наука знала только о двух крайностях — эволюции, которая требует тысяч лет, и гормональных изменениях, работающих сверхбыстро. Однако между ними оказался немаловажный срединный механизм — эпигенетические переключатели. Именно они формируют наше приспособление к окружающей среде на срок, соизмеримый со сроком человеческой жизни. Особенно важно, что изменения, произведенные ими, будут действовать долгосрочно — даже если в клетку не будут поступать новые сигналы. Так становится понятнее, почему питание нашей матери или ранние детские переживания могут влиять на всю дальнейшую жизнь. Но не стоит думать, что эпигеном — абсолютно неподвижная система. Человек способен менять свойства своего организма, как в лучшую, так и в худшую сторону.

Как эпигеном действует на
бабочек, муравьев и пчел

Нужно заметить, что эпигенетическая система — привилегия не только человека. Петер Шпорк описывает, как в детстве он наблюдал за превращениями гусеницы бражника. Примитивная гусеница смогла заново переродиться в прекрасную бабочку с помощью эпигенетических изменений. За зиму миллиарды клеток гусеницы трансформировались — изменились ее метильные и ацетильные группы, перестроилась РНК, изменилась форма гистонов — все эти изменения имели отношение не к генетике, а к эпигенетике. В ДНК каждой клетки бражника существуют генетические коды и гусеницы и бабочки. Но переключение между двумя этими схемами полностью зависит от эпигенетического кода.
«Геном и белки функционируют как одна огромная библиотека: ДНК содержит тексты, а эпигенетические структуры выполняют функции библиотекарей, каталогов и указателей, распоряжающихся информацией и упорядочивающих ее».

Петер Шпорк
Нейрофизиолог
Другой пример важности эпигенома — медоносные пчелы, развивающиеся поначалу как одинаковые личинки. На момент, когда они выбираются из яиц, природой еще не решено, кто из них будет маткой, а кто — рабочей пчелой. Все они обладают потенциалом стать пчелиной королевой. За три дня после вылупления, когда пчелы-няньки кормят личинок маточным молоком, особи дифференцируются. Это напрямую зависит от питания — некоторых личинок постепенно переводят на корм из обычной пыльцы и нектара. Но других вплоть до окукливания кормят «королевским желе», которое содержит витамины и фолиевую кислоту, влияющие на эпигеном. В 2008 году группе австралийских исследователей удалось получить пчелиных маток без молочка — они только манипулировали эпигенетическими переключателями.

Влияние внешней среды и эпигеном важны и для муравьев. Самые большие из них — солдаты — в триста раз больше, чем садовники, которые ухаживают за грибами. Несмотря на такие различия, все эти муравьи — один вид и, мало того, «единоутробные» братья и сестры. Ученые склоняются к тому, что температура и влажность места, в котором развивается личинка муравья, и есть решающий фактор, определяющий его будущую «касту». Восприимчивый эпигеном муравьев, считывая сигналы внешней среды, включает различные гены, и муравей развивается одним из возможных способов.
Жаль, что вас с нами не было. ©
В сети
Аватара пользователя
Д.С.
Премьер-министр

Эпигенетика

#3

Сообщение Д.С. » 06 июн 2016, 15:47

Как эпигенетика позволит прожить дольше
Впрочем, для всего человечества актуальнее всего вопрос о том, как открытия эпигенетики повлияют на продолжительность жизни человека. «Почему от рака умирают люди, которые регулярно занимались спортом, никогда не курили и всю жизнь придерживались здорового питания? Почему одни уже в семьдесят лет страдают болезнью Альцгеймера, а другие встречают свой столетний юбилей в здравом уме и трезвой памяти?» — задается вопросами Петер Шпорк. Важно, что эпигенетические исследования показали — очень редко один измененный, «неправильный» ген отвечает за заболевание. Роль генов в заболеваниях ожирением, диабетом или инфарктом сильно преувеличена — для расстройства должны сойтись множество факторов. Болезни возникают не только из-за плохой наследственности, но и из-за влияния окружающей среды — следовательно, то, что мы едим в течение жизни, может изменить эпигенетические системы. Мало того, эпигенетические переключатели могут обезвредить уже мутировавшие гены. С помощью такого «лечения» наш эпигеном (если он хорошо работает) снижает риск возникновения, к примеру, рака или сердечной недостаточности. Однако эпигеном может и навредить, выключая нужные гены.

Ответ на вопрос о том, почему люди, ведущие здоровый образ жизни, могут тяжело болеть, кроется в особенностях эпигенетических переключателей: большинство из них действуют уже в утробе матери или в первые годы жизни. Самые первые решения эпигенетической системы могут влиять на человека всю его жизнь, так как на ранней стадии эпигеном как бы закладывает «русло» эпигенетического ландшафта, обуславливая свой дальнейший путь развития.
«Долины эпигенетического ландшафта со временем только углубляются. Это означает, что в преклонных годах на наше здоровье порой гораздо сильнее влияет рацион нашей матери в период беременности, чем пища в текущий момент жизни. А смесь сигнальных веществ, поступавших в наш мозг за несколько месяцев до рождения и уже после нашего появления на свет, часто определяет личность сильнее, чем воспитание, которое мы получаем в течение многих последующих лет».

Петер Шпорк
Нейрофизиолог
Ученые выяснили, что главная цель эпигеномов — сразу качественно «заморозить» реакции на окружающую среду, чтобы решения, когда-то принятые организмом, сохранялись как можно дольше. Примером может послужить развитие потовых желез — у всех людей есть одинаковое их количество, но все потеют по-разному. Это происходит из-за того, что первые три года жизни потовые железы не активны, а сколько из них активируется, зависит от температуры окружающей среды. Те, кто родился, например, в Африке, будут больше потеть на протяжении жизни — где бы они ни жили, — чем рожденные в Германии. Но когда даже в теплую погоду родители кутают детей, природный механизм нарушается, и дети на всю жизнь остаются потливыми.

Так происходит эпигенетическое программирование в раннем детстве, но не стоит думать, что человек обречен, если не предпринять позитивные шаги в самом раннем возрасте. Для людей, что не обладают хорошим иммунитетом, полезно предпринимать большие усилия, чтобы перепрограммировать свой «софт». К примеру, врачи, для того, чтобы избежать врожденной болезни детей Spina bifida — синдрома расщепленного позвоночника — советуют женщинам еще до зачатия начать принимать фолиевую кислоту, которую добавляют в соль. В США и Канаде ее даже предписано законом добавлять в муку. Позитивное воздействие фолиевой кислоты связано с тем, что она стимулирует работу эпигенетического фермента: так, помогая своей эпигенетической системе, можно подавить предрасположенность к болезням.
Петер Шпорк не советует впадать в панику, пообедав однажды в фастфуде: здоровая еда должна стать нормой, но не обязательно делать из нее культ. Пищевое разнообразие куда лучше витаминных препаратов: свежие овощи и фрукты быстрее обогатят наш организм. Но если говорить о природных стимуляторах эпигенома, то можно составить своеобразное «эпигенетическое меню». В него обязательно будут входить соя, куркума и зеленый чай. Именно эти продукты лучше всего стимулируют систему ферментов эпигенома так, чтобы он производил позитивные изменения в наших клетках. Впрочем, не стоит забывать о токсинах, которые однозначно вредны для эпигенетической системы, особенно на ранних этапах развития. Это, безусловно, пестициды, никотин, алкоголь и большие дозы кофеина, а также соединение бисфенол-А, содержащееся в пластиковых бутылках и во внутреннем покрытии жестяных банок. Это вещество переходит из полимеров прямо в продукты питания.

Острова долголетия
Ученые-эпигенетики, сравнивая биографии долгожителей, обнаружили интересную закономерность. Например, что общего между 122-летней Жанной-Луизой Кальман из Франции, которая бросила курить в 119 (только из-за того, что не могла самостоятельно закурить) и пила портвейн, и жителями японского архипелага Рюкю, живущих до ста лет? Как выясняется, почти все долгожители обитали в местах с мягким климатом, много времени проводили на свежем воздухе, двигались и питались здоровой пищей. Еще один фактор — зачастую долгожители едят маленькими порциями, и скорее немного недоедают, уходя из-за стола чуть-чуть голодными. Вкупе с физической и умственной активностью такая стратегия может сделать из человека не только долгожителя, но и здорового: такие люди не болеют даже в старости, и умирают в основном от износа органов. Нужно заметить, что среди долгожителей было мало фанатиков здоровья: никто из них не вел аскетический образ жизни, а некоторые из них, такие как Кальман, даже курили — впрочем, эта привычка не смогла ей повредить скорее из-за силы ее эпигенетической системы.

Подытоживая свою книгу, Петер Шпорк напоминает об исследованиях, проводимых среди голодающих во время Второй мировой в Нидерландах. Благодаря метрическим книгам мы знаем, что многие дети, которых вынашивали в голодное время, рождались с меньшей продолжительностью жизни и низким ростом. Цепочка продолжалась: эти дети, вырастая, рожали, в свою очередь, тоже очень маленьких детей, хотя жили в условиях изобилия. Эпигенетические изменения не стоит недооценивать: нужно помнить, что весь вред, что мы причиняем себе, будет действовать и на последующие поколения, передаваясь через эпигенетическую систему, поэтому каждый из нас несет колоссальную ответственность.
Но как же тогда нужно жить? Шпорк предупреждает фанатиков здорового образа жизни: алкоголь, картошка фри и ленивые вечера перед компьютером не нужно вычеркивать из жизни, так как это может привести к более вредным стрессам. Главное, чтобы все это не стало привычкой и образом жизни. Эпигенетика не культ вегетарианства или абстиненции; она лишь указывает на то, что в жизни есть критические периоды развития, когда наши эпигеномы очень чутко откликаются на раздражители внешней среды. Поэтому беременным женщинам нужно особенно внимательно относиться к своему здоровью, больным людям — положительно влиять на свое здоровье при помощи физических и умственных усилий, а здоровым — следить за собой и своими близкими и думать о здоровье внуков.
«Нам самим и нашим родителям в значительной мере предоставлено решать, куда направить свой геном — а возможно, даже геном своих потомков».

Петер Шпорк
Жаль, что вас с нами не было. ©
В сети
Аватара пользователя
Д.С.
Премьер-министр

Эпигенетика

#4

Сообщение Д.С. » 06 июн 2016, 15:54

Ликбез. Эпигенетика

ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) — это самая длинная молекула в человеческом организме. В ней в виде «кода» заключена вся наша генетическая информация. Гены — это участки ДНК, каждый из них несет информацию об одной молекуле белка или РНК, определяющей, как организм будет расти и функционировать. То есть каждая клетка нашего организма содержит в своем ядре одинаковый набор генов, собранных в нить ДНК. Далеко не все гены человека активны — бóльшая часть из них заблокирована. Кроме того, в каждой конкретной клетке «работают» разные участки ДНК — те, которые нужны именно тут. Гены, несущие основную информацию о том, как должна быть устроена клетка, как ей следует функционировать, активны в течение всей жизни. Но вот работа некоторых других непостоянна и зависит от множества внешних факторов. И именно здесь начинается эпигенетика — наука, которая с 1960–1970-х изучает те механизмы изменения активности (экспрессии) генов, которые не затрагивают саму структуру ДНК.

Всем хорошо известно понятие наследственности — она бывает «отягощена» тем или иным заболеванием, с генами «не поспоришь» и т. д. Да, действительно, от родителей нам почти наверняка достанется их цвет кожи, волос, форма глаз и многое другое. Это же, к сожалению, относится и к редким генетическим заболеваниям, которые связаны с передаваемыми из поколения в поколение «дефектами» генома (синдром Марфана, целиакия, фенилкетонурия, гемофилия и др.). Но есть один нюанс: в большинстве случаев наследуется не сама болезнь, а предрасположенность к ней. Именно эпигенетика объясняет, каким образом факторы окружающей среды могут влиять на наш генотип, заставляя замолчать ненужные гены и активировать полезные, но «заснувшие».

Далеко не единственный, но самый изученный механизм изменения экспрессии генов — это метилирование ДНК. То есть присоединение к участку ДНК определенной группы атомов (метила), приводящее к снижению активности генов. Чем же понимание этого сложного процесса поможет человеку, не связанному с наукой?

Эпигенетика и беременность
То, что во время беременности нужно принимать фолиевую кислоту — известный факт. Но не все знают, что такие рекомендации связаны с одним из самых ярких экспериментов эпигенетики, доказывающим влияние материнского рациона на геном плода. В ходе исследования было показано, что активация специфического гена агути (он есть и у человека) у мышей сопровождается рождением нездорового потомства, отличающегося желтой окраской, ожирением, ранним развитием диабета и онкологических заболеваний. Происходит это на фоне сниженного метилирования гена агути. При добавлении в диету беременных мышей фолиевой кислоты, витамина В12, бетаина и холина (источников метильных групп) этот ген выключается, и мыши дают здоровое потомство, с нормальным весом и коричневым окрасом. Другими словами, присутствие в материнской диете определенных веществ выключает «вредные» гены, и развитие плода идет по правильному, здоровому пути. У людей при дефиците фолиевой кислоты в рационе беременных намного чаще встречаются пороки развития плода: расщелина позвоночника, анэнцефалия и т. д.

Эпигенетика и онкология
Сегодня стало совершенно очевидно, что в возникновении рака играют роль как генетические, так и эпигенетические факторы. В клетках нашего организма под влиянием канцерогенных веществ, УФ-лучей, некоторых вирусов и других неблагоприятных воздействий постоянно происходят генетические мутации, которые тут же распознаются и подавляются. Происходит это как за счет слаженной работы всех звеньев иммунитета, так и за счет наличия мощной противоопухолевой защиты на генном уровне. Нормальное развитие клеток обеспечивается благодаря устойчивому балансу между генами-«защитниками» (онкосупрессорами), контролирующими клеточный рост, и онкогенами, способными запустить процесс опухолевой трансформации (канцерогенеза). До сих пор не вполне ясно, зачем эволюция оставила нам онкогены, но роль некоторых из них все же известна. Например ген, отвечающий за синтез тромбоцитарного фактора роста, активируется, когда происходит нарушение целостности сосуда, чтобы поспособствовать остановке кровотечения. То есть обычно он неактивен, но нужен «про запас». Если он начнет работать при отсутствии кровотечения, то запустится избыточный клеточный рост и разовьется онкологическое заболевание. Но в нормальных условиях опасные онкогены выключены за счет метилирования (присоединения блокирующих метильных групп). Однако в наши дни мало кто может похвастаться полноценным рационом, богатым фолиевой кислотой и другими источниками полезных молекул. Кроме того, на человека постоянно воздействуют опасные вещества, способные нарушить присоединение к генам даже поступивших с пищей метильных групп. В итоге самым распространенным нарушением, приводящим к развитию рака, считается снижение общего метилирования генов. Это неминуемо ведет к активизации онкогенов и подавлению генов-онкосупрессоров, ферменты, препятствующие присоединению метильных групп, тоже начинают бурно работать. И ничем не ограничиваемые активные онкогены запускают массовый синтез (производство) белков и бесконтрольный рост клеток, что и лежит в основе канцерогенеза — развития онкологического заболевания.

Иными словами, вот что может запустить этот патологический процесс:

— Недостаток фолиевой кислоты, витамина B12 и других источников метильных групп в рационе ведет к снижению метилирования генома, и, следовательно, активации спящих, опасных генов.

— Многие вещества, некоторые природные и бытовые факторы способны не только вызвать мутации генов (воздействие на генетическом уровне), но и заблокировать активность генов-«защитников» (эпигеномный уровень). К ним относятся: асбест, бензол, поливинилхлорид (строительные и отделочные материалы), тяжелые металлы, а также алкоголь, табачный дым, солнечная радиация и многое другое.

Некоторые изменения эпигенома задолго до их активного проявления можно выявить с помощью эпигенетических тестов. Это дает возможность заранее узнать о предрасположенности к различным видам онкологических заболеваний. В этом направлении работают многие крупные компании, а в 2003 году стартовал международный проект под названием «Эпигеном человека» (Human Epigenome Project, HEP).

Благодаря пониманию того, как эпигенетические механизмы влияют на возникновение рака, можно не только улучшить диагностику, но делать терапию более индивидуальной. Сегодня известны уже несколько препаратов, одобренных Администрацией по контролю за продуктами питания и лекарствами США. Они применяются в основном в онкогематологии. Поиск других противоопухолевых лекарственных средств, действующих на эпигеномном уровне, конечно же, продолжается.

В перспективе эпигенетика поможет не только в лечении онкологических заболеваний. Сейчас активно ведутся исследования, ставящие своей целью доказать роль эпигенетических факторов в развитии диабета, аутизма, наркозависимости, депрессии, шизофрении и т. д. Но любые инновации в лечении и диагностике должны пройти сложную и длительную проверку на надежность, эффективность и безопасность. Без этого даже самые многообещающие открытия не могут быть внедрены в повседневную практику. По этим причинам сегодня нельзя купить чудодейственную пилюлю, восстанавливающую баланс генов, или составить индивидуальный рацион по капле крови, исходя из особенностей эпигенома. Хотя вполне возможно, что через годы или десятилетия все это станет реальностью.

Пока эпигенетика — это еще не революция в медицине, но она помогает понять, что под банальными фразами «здоровый образ жизни», «ешьте больше овощей» скрываются тонкие биохимические механизмы.

Эпигенетика и правильная еда
Наш геном защищает не только фолиевая кислота. Очень полезен входящий в состав зеленого чая флавонид (эпигаллокатехин-3-галлат, EGCG), который воздействует на активность фермента, участвующего в метилировании ДНК. Многие растительные вещества, обладающие противораковыми свойствами, воздействуют на другие, не описанные здесь эпигенетические механизмы (например ацетилирование и фосфорилирование гистонов, ремодуляцию хроматина). К таким соединениям относятся: сульфорафан, которым богаты овощи семейства крестоцветных (брокколи, белокочанная и цветная капуста), эллаговая кислота ягод (малины, черники, клюквы), омега-3 жирные кислоты, источниками которых могут стать продукты как растительного (семена льна, грецкие орехи, рапсовое масло ye22 ё//* ), так и животного происхождения. Куркумин, сернистые компоненты чеснока и лука, помимо своего прямого благоприятного воздействия на эпигеном, препятствуют влиянию канцерогенов на наш геном (например нитрозаминов, содержащихся в консервированных продуктах и табаке).

Однако с энтузиазмом глотать горстями все рекламируемые витаминные добавки не стоит. Обеспечить себе передозировку не так сложно. Поэтому необходимо просто следить за тем, чтобы полезные вещества постоянно поступали в организм в достаточном количестве и при этом стараться оградить себя от агрессивного воздействия стрессов, канцерогенов и других неблагоприятных факторов.

http://medportal.ru/mednovosti/main/201 ... igenetics/
Жаль, что вас с нами не было. ©
В сети
Аватара пользователя
Д.С.
Премьер-министр

Эпигенетика

#5

Сообщение Д.С. » 14 июн 2016, 04:13

Maternal choline intake alters the epigenetic state of fetal cortisol-regulating genes in humans

The in utero availability of methyl donors, such as choline, may modify fetal epigenetic marks and lead to sustainable functional alterations throughout the life course. The hypothalamic-pituitary-adrenal (HPA) axis regulates cortisol production and is sensitive to perinatal epigenetic programming. As an extension of a 12-wk dose-response choline feeding study conducted in third-trimester pregnant women, we investigated the effect of maternal choline intake (930 vs. 480 mg/d) on the epigenetic state of cortisol-regulating genes, and their expression, in placenta and cord venous blood. The higher maternal choline intake yielded higher placental promoter methylation of the cortisol-regulating genes, corticotropin releasing hormone (CRH; P=0.05) and glucocorticoid receptor (NR3C1; P=0.002); lower placental CRH transcript abundance (P=0.04); lower cord blood leukocyte promoter methylation of CRH (P=0.05) and NR3C1 (P=0.04); and 33% lower (P=0.07) cord plasma cortisol. In addition, placental global DNA methylation and dimethylated histone H3 at lysine 9 (H3K9me2) were higher (P=0.02) in the 930 mg choline/d group, as was the expression of select placental methyltransferases. These data collectively suggest that maternal choline intake in humans modulates the epigenetic state of genes that regulate fetal HPA axis reactivity as well as the epigenomic status of fetal derived tissues.—Jiang, X., Yan, J., West, A. A., Perry, C. A., Malysheva, O. V., Devapatla, S., Pressman, E., Vermeylen, F., Caudill, M. A. Maternal choline intake alters the epigenetic state of fetal cortisol-regulating genes in humans.
Жаль, что вас с нами не было. ©
Не в сети
Lakshmi
Администратор

Эпигенетика

#6

Сообщение Lakshmi » 29 авг 2017, 17:35

Доктор-биохакер cb6a6 Тед Ачакосо об эпигенетике:
2017-08-29_173426.jpg
Итак, наука о эпигенетике - это исследование того, как можно модифицировать экспрессию генов, не изменяя собственно код ДНК. Не только гормоны, но и питательные вещества могут присоединить молекулы к ДНК, чтобы дать сигнал гену изменить его выражение - начать, остановить, увеличить или уменьшить продукцию определенных ферментов и белков.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Ответить

Вернуться в «Физиология, биология, биохимия и пр.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость